Перейти к содержанию Перейти к главной навигации Перейти в подвал (футер)

Опыт промышленного парка поможет в восстановлении Старой Нарвы – интервью с Вадимом Орловым

Старая Нарва

6 марта на официальной странице горуправы транслировался семинар, на котором обсуждался вопрос, возможно ли восстановление Старого города. Предлагались смелые идеи, одна из которых – восстановление целого квартала Старой Нарвы. Проект Представляли Вадим Орлов, Петер Зашев и Александр Опенко.

Читайте также: интервью с Петером Зашевым и комментарий А. Опенко.

Коротко о проекте «Квартал Старой Нарвы». Что задумано сделать:

Первый этап – детальная планировка квартала:

  • Собрать пожертвования: 15-20 тысяч евро
  • Разделить землю на участки, определить пятна застройки и инфраструктуру
  • Пожертвования нужны, чтобы продемонстрировать общественный интерес инвесторам и европейским фондам

Что дальше:

  • Привлечь инвесторов по принципу: один участок – один инвестор
  • Продать землю инвесторам с обязательством отстроить на ней объекты, предусмотренные детальной планировкой
  • Обслуживать и содержать здания будут их владельцы

Интервью с Вадимом Орловым – Руководителем Нарвского промышленного парка и одним из основателей проекта «Квартал Старой Нарвы».

О том, почему горожане могут пожертвовать деньги на восстановление Старого города, как помогает опыт промышленного парка и об участии города в проекте.

Вадим Орлов – Руководитель Нарвского промышленного парка и один из основателей проекта «Квартал Старой Нарвы»

– Для первого этапа проекта «Квартал Старой Нарвы» вы хотите собрать пожертвования. Зачем собирать деньги с помощью краудфандинга? Речь идет о сумме всего в 15-20 тысяч евро, неужели город или инвестор не могут выделить такую сумму?

– По скорости сбора этих денег, по объему пожертвований сразу же будет видно, насколько эта идея интересна. Одно дело, когда люди пишут какие-то комментарии, на словах поддерживают, но тут мы даем возможность каждому участвовать в том объеме, в котором это ему по силам – 1, 5, 10, 1000, 500 евро. Тогда мы можем продемонстрировать наличие конкретного интереса.

Мы планируем это достаточно хорошо рекламировать в партнерстве с хорошо известным эстонским сайтом по краудфандингу hooandja.

Эта сумма незначительная, можно было бы втроем по 5 тысяч скинуться и все это сделать. Но это не дает возможности оценить объем желающих поддержать этот проект.

– Если речь идет о бизнесе, то какая разница, есть ли объем желающих жертвовать?

– Бизнес появится тогда, когда те будущие инвесторы, которые будут покупать землю и строить на ней что-то, поверят, что здесь что-то будет. Сейчас бизнеса нет. Любой человек в здравом уме понимает, что мы сейчас не о бизнесе вообще говорим. Это может стать чем-то интересным. И те, кто будут туда инвестировать будут думать о том, что можно как минимум вернуть свои инвестиции. Но нужно будет пройти довольно долгий путь, показать, что есть интерес к этому проекту, что будет жизнь в этом квартале.

«Мы будем привлекать деньги европейских фондов. А при подготовке ходатайств есть разделы, где спрашивается о наличии общественного интереса к подобным проектам.»

Для чего все-таки краудфандинг? Чтобы показать инвесторам, что проект горит, все хотят?

– Не только для инвесторов. Когда люди готовы пожертвовать свои деньги, это очень явная лакмусовая бумажка, что они действительно заинтересованы в том, чтобы тот проект реализовался. На втором этапе, когда мы будем строить техническую инфраструктуру, мы будем привлекать деньги европейских фондов. А при подготовке ходатайств есть разделы, где спрашивается о наличии общественного интереса к подобным проектам. Почему часть денег структурных фондов должно пойти на реализацию подобных проектов? И мы можем показать, что есть конкретный и большой интерес, что люди участвуют.

Почему обычные нарвитяне будет жертвовать деньги в этот проект? Что им это даст в вашем представлении?

– Они хотят что-то изменить в городе? Очень много можно говорить о том, что нужно менять, но пожалуйста, вот вам возможность что-то поменять, поучаствуйте.

Есть хорошая поговорка: «хочешь изменить мир – начни с себя». Потому что ты же тоже частичка мира. Тут тоже так.

Хотите поучаствовать в том, чтобы в Нарве было что-то интересное, по настоящему глобальное, то, что может существенно изменить город, то что может послужить неким «Нарва is next success story», – пожалуйста. Вот оно, next success story, о чем говорила когда-то президент.

«Хотите поучаствовать в том, чтобы в Нарве было что-то интересное, по-настоящему глобальное, то, что может существенно изменить город, то что может послужить неким «Нарва is next success story», – пожалуйста. Вот оно, next success story, о чем говорила когда-то президент.»

Опыт промышленного парка поможет в восстановлении квартала Старого города

– Вы подчёркивали своем выступлении на семинаре 6 марта, что опыт промпарка помогает в данном проекте. Можете подробнее об этом рассказать? В чем эти про схожи? Был ли там краудфандинг?

– Там не было краудфандинга, потому что там никому не надо было объяснять интерес в том, что новые рабочие места нужны региону. И там мы нашли финансирование со стороны фондов, местные самоуправления поучаствовали в проекте. 32 000 евро город Нарва инвестировал в то, чтобы были сделаны детальные планировки.

Модель связанная с промпарками легче в том смысле, чтобы убедить местные самоуправления туда инвестировать. Что касается развития квартала в старом городе, нам кажется, что здесь, учитывая масштаб проекта и может быть недостаточную веру в то, что все это получится, стоит избежать того, чтобы просить какие-то деньги от города.

Никто наверняка не готов инвестировать 300 миллионов на то, чтобы построить этот квартал. Как никто не готов на начальном этапе сотни миллионов инвестировать в то, чтобы построить заводы и фабрики для Нарвы в промышленном парке. Общность подхода в том, что создаются все условия для прихода инвесторов. Строится техническая структура, решаются все вопросы по детальной планировке, для того чтобы любой приходящий инвестор мог сделать свой проект, и начинать сразу же строить.

Для того чтобы строить что-то на территории Старого города, нужно провести как минимум археологические исследования, раскопки, получить кучу всяких разрешений, подвести инфраструктуру. Все эти подготовительные задачи как раз и решаются на предварительной стадии. Точно также как мы в свое время с промпарком: построили техническую инфраструктуру – и пошли инвесторы. Точно также, когда мы начинали, все говорили: «Да никто не захочет ничего  в Нарве строить. Вы носитесь с какими-то утопическими идеями!» Сейчас 7 предприятий работает, более 700 человек ходит туда на работу, и мы думаем, что в ближайшее время 3-4 года эта цифра существенно увеличится. И я абсолютно уверен, что подобный подход уместно применить и к развитию квартала Старой Нарвы.

Землю города – в частные руки?

Вопрос по поводу земли. В вашем докладе было, что 81.9 процента земли этого квартала – это собственность города. Вы хотите, чтобы город предал право собственности инвесторам. Каждый инвестор будет реконструировать здание и получит эту землю в собственность. Финансовое участие города не планируется, только земля?

– Да. Делается оценка земли и продается. Нанимается оценочная фирма, она оценивает, Инвестор покупает землю за справедливую стоимость. У него есть обязательство – в течение 3-5 лет построить тот объект, который предусмотрен детальной планировкой. Если он это не сделал, тогда у него земля забирается, выкупается обратно с определенными штрафными санкциями.

Когда земля попадает в частные руки, есть беспокойство, что там ничего не будет построено.

– Нет, это не в частные, создается отдельное целевое учреждение Мы предлагаем его создать так же, как у нас создано учреждение по развитию промышленных парков. Там же учредители: город, местные самоуправления. И в совете сидят представители министерств, которые имеют право наложить вето на любую сделку недвижимости, так что это абсолютно контролируемая структура публичного сектора. То есть, город продает землю и там есть обязательство о том, что в течение, допустим, 3 лет нужно что-то построить. Стоит также отметка о запрете перепродажи этого земельного участка.

Поэтому мы говорим, что нужно использовать эту модель, она работает! Только так можно собрать деньги необходимые на восстановление всего квартала. Мы понимаем, что каждый дом требует инвестиций миллион-два, мы анализируем экономическое состояние инвестора, который собирается купить этот участок и видим, есть у него эти деньги или нет.

Если это оставить собственностью города или любой другой структуры, то вы представляете это потом обслуживать, содержать… там одни только счета на отопление будут сотнями тысяч измеряться. Каждый из инвесторов определяет себе, что вот этот дом взял бы: кто-то себе гостиницу построил, кто-то жилой дом, кто-то кафе, ресторан, магазинчик. Каждый в отдельности – он в состоянии тогда и построить, и содержать потом это всё. Там 33 дома по нашей предварительной оценке.

«Нужно использовать эту модель, она работает! Только так можно собрать деньги необходимые на восстановление всего квартала.»

– Во время прямого эфира, на странице городской управы в чате несколько раз упоминали Койдула, 8. Пример того, когда здание находится в частных руках и оно в обветшалом состоянии.

– Это опасение понятно. Есть некая критическая масса, после которой все это начинает работать. Собственник этого Койдула, 8 совсем не бедный и очень разумный человек, который понимает, что для того, чтобы туда что-то инвестировать, нужно понимать, для чего это может быть использовано. Сейчас старая часть города – не самое привлекательное место для инвестиций, потому что там не хватает инфраструктуры. Почему мы настаиваем на том, чтобы был комплексный подход . Восстановленный квартал может обеспечить ту самую критическую массу, чтобы там были люди, движение людей. А это подтянет бизнес. И неизбежно Койдула, 8 тоже преобразится. Сам владелец ее сделает, инвестирует и будет замечательный, красивый домик, который дополнит квартал, который мы предлагаем.

0 Комментарии

Пока нет комментариев

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Навех